Вести Экономика ― Риски геополитики будут сильнее влиять на экономику

c763508f50e66e20e8fa93d4554446de

Add to Flipboard Magazine.

08.01.2018 13:02

Мoсквa, 8 янвaря — «Вeсти.Экoнoмикa». Eсли в прoшлoм гoду рынки в цeлoм стaрaлись игнoрирoвaть гeoпoлитику, тo в 2018 г. — нa фoнe усилeния и умнoжeния внeшниx кoнфликтoв — вeрoятнoсть иx вoздeйствия нa экономику возрастает, отмечают эксперты.

Конфликтный выбор
Уже первые дни января были ознаменованы событиями, связанными с конфликтами вокруг ядерной программы КНДР и Ирана. Так, 3-го числа Сеул и Пхеньян восстановили линию спецсвязи в пограничной деревне Пханмунджом, условившись далее о проведении там 9 января (впервые с декабря 2015 г.) переговоров на высоком уровне о возможном участии сборной КНДР в предстоящих зимних Олимпийских играх в южнокорейском Пхёнчхане.

Ссылки по теме

  • 8 вероятных вооруженных конфликтов в 2018 году
  • Nomura: Ближний Восток подстегнет рост цен на нефть
  • Доктрина Трампа: какие планы у США на регионы Земли?

А 5 января СБ ООН провел внеочередное заседание по ситуации в Иране, где с 28 декабря начались антиправительственные выступления, в ряде мест приведшие к беспорядкам, в ходе которых погибли свыше четырех десятков человек и более четырех сотен были арестованы. На своей странице в Twitter президент США Дональд Трамп приветствовал эти акции против «жестоких и коррумпированных» властей, пообещав оказать протестантам поддержку в подходящее время. При этом глава Госдепа США Рекс Тиллерсон сообщил журналистам, что Белый дом ведет активные консультации с Конгрессом США по внесению изменений в Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе, подписанный шестеркой государств, а также Ираном в 2015 г. Американским парламентариям, кстати, в январе предстоит объявить свою позицию по СВПД, после того как в октябре прошлого года Дональд Трамп отказался подтвердить его выполнение Тегераном.

В любом случае понятно, что односторонний пересмотр Вашингтоном условий данного международного соглашения чреват новым обострением конфликта вокруг иранской ядерной программы. И это неизбежно ударит также по урегулированию на Корейском полуострове, где едва наметились умиротворяющие олимпийские мотивы.

«В ушедшем году рынки старательно игнорировали геополитику, однако в 2018 г. мы входим практически с тем же набором рисков», — заметил директор аналитического департамента ИК «Регион» Валерий Вайсберг. Так, в Германии, продолжил он, до сих пор не сформировано правительство, в Австрии ультраправые вошли в состав правящей коалиции, политика Польши и Венгрии вызывает все более сильное раздражение в Брюсселе, споры вокруг будущего Каталонии не окончены, и переговоры по Brexit вступают в решающую фазу. Также сохраняется напряженность вокруг ядерной программы КНДР и нестабильность на Ближнем Востоке, а в США планируют ввести новые санкции в отношении России. В какой-то из этих историй обязательно последуют неприятные новости, способные оказать умеренно негативное воздействие на российскую экономику. Так, нестабильность в Европе будет сдерживать экономический рост, а значит, и динамику внешней торговли. Американские санкции дополнительно ограничат потенциал роста ОПК. Но в значительной мере внешний негатив может быть уравновешен восстановлением внутреннего спроса в России, оговорил Вайсберг.

Рисковый набор
Наряду с новым обострением вокруг КНДР, указали Алексей Голубович и Александр Орлов из ИК «Арбат Капитал», основные геополитические риски в 2018 г. могут быть связаны с ухудшением отношений между Ираном и Саудовской Аравией (из-за Йемена), а также между США и Россией — из-за продолжения гражданской войны в Сирии, стимулируемой Западом. При этом возможно очередное ужесточение санкции против РФ вплоть до полного прекращения кредитования российских заемщиков банками США и ЕС. И если любое существенное обострение на Ближнем Востоке с участием стран ОПЕК способно стать позитивным фактором для российской экономики, то санкции, конечно, повлияют негативно. И усиление нестабильности в восточных регионах Украины приведет к большему ухудшению санкционного режима, уточнили аналитики ИК «Арбат Капитал».

Сегодня на Украине, отметил в свою очередь лидер ЛДПР Владимир Жириновский, также активно комментирующий внешнеполитическую проблематику, повторяются сюжеты 100-летней давности, когда кто-то выступал за Петлюру, другой — за гетмана Скоропадского, третий — за Центральную раду, четвертый — за большевиков, а пятый — за немцев, и везде царила самостийность. В таких условиях в 2018 г. на Украине вполне возможна смена руководства: Петру Порошенко будет тяжело устоять на президентском посту, и к власти в Киеве придут радикалы. Также вероятны провокации и усиление вооруженного конфликта на Донбассе. В любом случае в стране будут волнения, и ухудшится экономическая ситуация. В результате дробление Украины станет неизбежно, скорее всего, уже в этом году, после чего новые власти попытаются вновь все объединить. «В подобной ситуации Россия должна признать Новороссию, поддержав восточную и южную части Украины, где проживает русское население. А Львовом пускай занимается Польша или украинские ультранационалисты!» — заключил Жириновский, чьи традиционно катастрофичные украинские прогнозы обрели дополнительную актуальность на фоне декабрьского решения США о поставках летального оружия Киеву.

Кстати, с американским фактором он также увязал угрозу еще одного конфликта. По словам лидера ЛДПР, после того как президент США Дональд Трамп упрочит свои позиции благодаря признанию Иерусалима столицей Израиля, следующим его шагом может стать удар по Северной Корее — опять же с целью повышения собственного рейтинга.

Соединенные Штаты могут ударить по КНДР, допустил ведущий эксперт Центра политических технологий Алексей Макаркин, лишь при наличии двух условий. Если в Вашингтоне будут уверены в том, что все северокорейские ракеты окажутся уничтожены и ни одна из них не долетит до Южной Кореи, Японии или США, а также если в КНДР не останется ни одной артиллерийской батареи, способной нанести удар по Сеулу. Однако пока возможность полного обеспечения этих условий выглядит сомнительной. К слову, сам по себе Дональд Трамп, возможно, и не желал бы вмешательства США во внешние конфликты. При том, что ранее он, например, предпочел ограничиться разовым ударом по аэродрому в Сирии, власти которой были обвинены в использовании химоружия.

Так или иначе, сегодня американский президент пытается добиться большего содействия от Пекина в отношении Пхеньяна, понимая, что возможности его собственного влияния на КНДР достаточно ограничены. А в содействии Москвы, не обладающей здесь значимым влиянием, Вашингтон не нуждается, пояснил Макаркин.

Тогда как для России, полагает он, главные геополитические риски связаны с введением в феврале новых антироссийских санкций США наряду с ожидаемой всей отечественной элитой публикацией «черных списков», грозящих сделать «токсичным» сотрудничество с российскими компаниями. Дополнительными рисками чревата и зависимость экономики РФ от конъюнктуры цен на энергоносители. При этом, в преддверии нового решения по сделке ОПЕК+ по ограничению нефтедобычи, Москва оказывается на развилке. С одной стороны, если соглашение и далее сохранить, то это воспрепятствует экономическому росту, а если его свернуть — обрушатся цены на нефть, определил ведущий эксперт Центра политических технологий.

На таком фоне для Москвы, наверное, было бы логично в первую очередь сосредоточиться на экономической проблематике, с тем, в частности, чтобы активизировать рост ВВП и всемерно продвинуть его вперед. Но, похоже, в текущем году экономике и геополитике не обязательно удастся проигнорировать друг друга.

Наталья Приходко

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.