Вести Экономика ― Как VR-терапия лечит психологические травмы

5d84e9ac2f1a4cb75982fb78bd9cf218

Add to Flipboard Magazine.

Устрoйствa виртуaльнoй рeaльнoсти(VR) — нeoбычный, нo дeйствeнный инструмeнт для лeчeния тысяч пaциeнтoв, стрaдaющиx сeрьeзными псиxoлoгичeскими зaбoлeвaниями и трaвмaми. Тexнoлoгия пoзвoляeт сoздaть иллюзию другoгo врeмeни, мeстa, мeнять сoстoяниe сoзнaния.

Нeсмoтря нa тo чтo виртуaльнaя рeaльнoсть вxoдит в мoду тoлькo сeйчaс с пoявлeниeм мoбильныx шлемов и премиум-девайсов вроде Oculus или HTC Vive, на службе медицины виртуальная реальность уже достаточно давно. Новый технологический виток развития в сфере VR выводит эти устройства на качественно новый уровень, а доступность позволит массово применять эти гаджеты, в том числе для лечения тяжелых психических заболеваний.

Клиническое применение VR как средства психотерапии последние 20 лет описывается в научной литературе, говорит профессор Альберт «Skip» Риззо, директор отделения медицинской виртуальной реальности в Институте творческих технологий (Institute for Creative Technologies) при Университете Южной Калифорнии (там раньше работал Палмер Лаки, создатель знаменитого шлема Oculus Rift).

Риззо применяет виртуальную реальность в клинической деятельности с середины 90-х гг., за свои методы лечения посттравматического стрессового расстройства он удостоился премии от Американской психологической ассоциации — одного из наиболее влиятельных объединений профессиональных психологов в мире. VR применяется также для обучения людей

VR применяется для лечения депрессии, различного рода тревожных расстройств и паранойи, посттравматических расстройств, адаптации к протезам, восстановления после инсульта. В разработке сейчас находится программа для пациентов с заболеванием аутического спектра, которая, помимо прочего, должна помочь больным адаптироваться в социуме.

Для осуществления воздействия создаются специальные 3D-сцены, состоящие из множества виртуальных сценариев для специальной терапии. В дополнение к зрительным образам подключаются также и объемный звук, различные вибрации и запахи.

Риззо использует виртуальную реальность в экспозиционной терапии с солдатами, которые переживают посттравматический стресс от участия в военных действиях. Он погружает своих пациентов в симуляцию, где, например, они сидят за рулем транспорта, как вдруг взрывается самодельное взрывное устройство. Помимо активизации воображения с помощью такого опыта врач может управлять состоянием пациента.

Переживание сценария в виртуальном мире помогает привыкнуть и принять травмирующий опыт. К примеру, страдающим от арахнофобии давали в руки муляжи пауков, демонстрируя при этом виртуальных членистоногих. Исследования показали, что VR эффективно помогает справится с социофобией или со страхом летать на самолете.

Несмотря на то что качество графики даже в современных VR-гарнитурах далеки от фотореализма, виртуальная реальность может действительно передать ощущение присутствия, что практически невозможно понять, не испытав на себе.

Как писали в 2005 г. в Nature Neuroscience (нейробиологический научный журнал, издаваемый Nature Publishing Group с 1998 г.): «Вы понимаете, что все, что вы видите и слышите, нереально в физическом смысле слова, но тем не менее ловите себя на мысли, что ощущаете и ведете себя так, как если бы это место было реально. С когнитивной точки зрения вы знаете, что это иллюзия, но сознательно и подсознательно реагируете как на существующие события».

Существует масса исследований, доказывающих перспективность и эффективность клинического использования VR. Но развитие этого направления тормозилось в основном из-за дороговизны подобной платформы. Для организации VR-кабинета требовались большие инвестиции в шлемы, программное обеспечение, обслуживание и т. д. О массовом применении в клиниках и домах и говорить не приходилось. Начиная с прошлого года, когда в продажу вышли современные шлемы Oculus Rift и HTC Vive, проблема доступности этой технологии может, наконец, остаться в прошлом.

«Наконец-то технологии догоняют видение этой области. Я очень надеюсь, что в ближайшем году нас ждет расцвет этой технологии. На самом деле, клиническое использование VR тормозилось вовсе не из-за отсутствия научного обоснования и доказательства, нет. Причины, сдерживающие массовое развитие виртуальной реальности, простые: доступность, принятие технологии и стоимость», — комментирует Риззо изданию Tech Insider.

Развитие потребительского VR-сегмента сделает шлемы и хэдсеты доступнее, но Риззо предупреждает, что самолечением можно будет заниматься только в небольшом ряде случаев.

«Думаю, что есть области, где мы можем усилить клинический эффект за счет самолечения посредством VR. Но для лечения сложных заболеваний необходим профессиональный контроль специалиста. Виртуальная реальность – это инструмент, который усиливает навыки врача, но не замещает их», — говорит Риззо.

Следующим шагом в развитии виртуальных миров может стать население их виртуальными людьми с искусственным интеллектом. Пациенты могут получить весьма интересный и полезный опыт взаимодействия с виртуальным собеседником, который может включать консультирование, наставничество и обучение, считает Риззо.

По мнению профессора, виртуальная реальность может помочь как пациентам в лечении заболеваний, так и здоровым людям в улучшении качества жизни.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.