Вести Экономика ― Глобализация и исторические параллели с 1914 года

55cd1a5869198dedb4056d7bdd27a183

Add to Flipboard Magazine.

Мoсквa, 22 июня — «Вeсти.Экoнoмикa». Кoгдa эрцгeрцoг Фрaнц Фeрдинaнд был убит в 1914 г., мaлo чтo укaзывaлo, чтo зa этим пoслeдуeт мирoвaя вoйнa. Тeпeрь, пo прoшeствии времени, многие историки продолжают настаивать, что хотя убийство наследника австро-венгерского престола было беспрецедентным актом, оно не должно было привести к кошмарам войны.

Иллюстрация убийства Франца Фердинанда в итальянской газете 28 июня 1914 г.

Но была ли последовавшая мировая бойня действительно экзогенным событием? Или это был почти неизбежный итог первой великой эпохи глобализации?

Если бы Франц Фердинанд выжил, то, скорее всего, что-то другое спровоцировало конфликт. Если последний вариант наиболее верный, то, возможно, это серьезное предупреждение нашему времени.

Первая великая эпоха глобализации, продолжавшаяся с 1870 по 1914 гг., привела к стремительному экономическому росту, увеличению торговли, которая росла быстрее, чем ВВП, массовой миграции из Европы в Новый Свет и конвергенции реальных зарплат в старых и новых странах.

В Европе душевой ВВП увеличился на более чем 70%, в новом мире (Аргентина, Бразилия, Канада и США) он удвоился. Торговля взлетела с 5,9% глобального ВВП до 8,2%.

Во многих европейских странах рост был еще выше: почти 15% в Великобритании и 18% в Бельгии. Транспортные расходы стремительно снижались благодаря железным дорогам и пароходам, что означало сближение цен на такие товары, как пшеница, железная руда и медь, во всем западном мире.

Темпы миграции также были беспрецедентными. С 1901 по 1910 гг. 5% граждан Австро-Венгрии покинули свою страну, то же самое сделали 6% британцев, 7% ирландцев, 8% норвежцев и почти 11% итальянцев. Лишь за счет миграции Аргентина за это десятилетие увеличила свое население на 30%.

Европа потеряла огромное количество рабочих рук; новый мир значительно меньше.

В итоге, после того как рабочие уехали, реальные зарплаты почти удвоились в Европе, а в Америке за тот же период они выросли на 50%, напоминает британский журнал The Economist.

Движение капитала стало свободным. Великобритания финансировала строительство железных дорог в Латинской Америке, Франция — расширение экономики в России.

В 1909 г. Норман Энджелл написал в своей книге «Великая иллюзия» (The Great Illusion), что война между великими державами нереальна, так как она нанесет гигантский экономический ущерб.

Тем не менее в 1914 г. великие державы стали участниками войны. Как итог, глобализация резко развернулась и начала движение в обратную сторону. Лишь в 1960-е и 1970-е гг. торговля достигла уровня глобального ВВП, а Америка открыла свои границы мигрантам. Движение капитала не было свободным до 1980-х гг. За этот период мир пережил две войны и Великую депрессию.

Глобализация помогла спровоцировать Первую мировую войну, так как имела глубоко дестабилизирующий эффект. И этот эффект мы отчетливо видим сегодня.

Во многом глобализация — это более эффективное размещение ресурсов (трудовых, финансовых и даже земельных), и это приводит к появлению проигравших. Люди не любят перемен, особенно когда они чего-то теряют.

Середина XIX века, без сомнения, была эпохой грандиозных перемен, причем не только экономических. В Америке промышленный Север одержал победу на сельскохозяйственным Югом, Германия и Италия стали государствами, а многонациональные Австро-Венгерская и Оттоманская империи начали движение к своему развалу.

Индустриализация привела к появлению новых источников власти, в первую очередь промышленников и заводских рабочих, которые не боялись бросить вызов старой аристократической элите. Рабочие также начали требовать больше прав, в том числе избирательных.

А теперь рассмотрим нынешнюю эпоху глобализации, в течение которой доля экспорта к глобальному ВВП более чем удвоилась.

На мировой арене появились новые экономические сверхдержавы (сначала Япония, сейчас Китай, а в будущем, возможно, Индия), которые не боятся ставить под сомнение доминирующее положение Америки.

Империалистическое перенапряжение угрожает Америке, точно так же как эдвардианской Великобритании. Возможность и стремление Америки выполнять роль мирового полицейского сильно ослабли. Точно так же как Великобритания в 1914 г., Америка сегодня — чистый должник, а не кредитор.

Сможет ли Вашингтон помешать Китаю увеличить свое влияние в Тихоокеанском регионе, найти общий язык с Россией, нейтрализовать Иран и уничтожить исламских террористов? Похоже, что все больше стран начинают сомневаться в этом, а некоторые государства даже подталкивают Америку к радикальным шагам.

Ссылки по теме

  • 101 год спустя. Сараево: опять покушение на убийство
  • Выстрел в Сараево и современная финансовая система
  • FT 100 лет назад: убийство принца не повод продавать

Миграция также ускоряет темпы, хотя она еще не достигла уровня начала XX века, а ее потоки движутся в противоположном направлении (из развивающихся стран в развитые). Массовый наплыв беженцев вызывает резкое культурное и экономическое недовольство коренного населения.

Экономическая интеграция означает, что финансовые кризисы могут быстро распространиться по всему миру, как это было с американской субстандартной ипотекой в 2008 г., а в ближайшем будущем может произойти с китайскими «плохими» долгами.

Промышленное производство переводится из развитых стран в Азию. Технологии щедро награждают квалифицированных рабочих и увеличивают разрыв в доходах между бедными и богатыми.

Недовольные избиратели все активнее поддерживают партии, которые выступают против глобализации, а к власти все чаще приходят популисты (Дональд Трамп — наиболее яркий пример).

Сегодняшняя политическая неопределенность, региональные конфликты и экономические противоречия очень сильно напоминают мир 1914 г. Вопрос в том, сможет ли относительно небольшое событие, такое как убийство Франца Фердинанда, привести к новой мировой войне?

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.